Вулканический осадок

Роберт УОЛЛ, Лондон
Йенс ФЛОТТАУ, Франкфурт
Если Европа в конце концов сумеет эффективно усовершенствовать свою систему управления воздушным движением после многих лет безуспешных попыток, она, вероятно, должна будет поблагодарить вулкан Эйяфьятлайокудль за то, что он обратил внимание на высокие издержки существующей фрагментированной системы.
Европейская комиссия и авиационная отрасль долго продвигали реформу в этой области, но прогресс был медленным из-за сопутствующих расходов и нежелания стран-членов передавать власть Брюсселю. Однако извержение исландского вулкана и последовавшие ограничения в воздушном пространстве, повлиявшие на большую часть Европы в конце апреля и в мае, помогли разрушить институциональные барьеры на пути реформы.
Сийм Каллас, комиссар Европейской комиссии по транспорту, эффективно использовал закрытие воздушного пространства, для того чтобы возобновить рассмотрение пакета законов “Единое европейское небо” (SES 2) и представить более веские основания для модернизационной программы Sesar ATM, европейского аналога программы NextGen Федеральной авиационной администрации США. В мае министры транспорта стран Европейского союза согласились на ускоренное вступление в силу элементов SES 2 в этом году, а не в 2012 г.
Министры также договорились разработать стратегию внедрения Sesar — самый важный элемент программы — в этом году, эффективно превратив технологическое видение в реальность. Однако сохраняются многие препятствия, включая способы управления и финансирования внедрения программы, которое должно начаться примерно в 2013 г. По словам источника в одной из авиакомпаний, ожидается, что управление и финансирование вызовут горячие политические дебаты, поэтому достижение договоренностей на высоком уровне очень важно для начала процесса в этом году.
Впрочем, чиновники и отраслевые менеджеры соглашаются, что будет нелегко выдержать график в силу длительного процесса принятие решений Брюсселем. Ожидается, что Еврокомиссия представит предложения по фазе внедрения в сентябре, однако Европейский совет, где встречаются государства — члены Европейского союза, и Европейский парламент тоже скажут свое слово.
Министры транспорта также договорились ускорить развитие функциональных аэрокосмических блоков, назначить управляющего сетью и создать кризисный совет. Каллас предупреждает, что события подобного типа, ведущие к остановке воздушного движения, будут происходить снова и требуется реагировать более быстро и гибко.
Другой важный элемент включает в себя ускорение выполнения графика, по которому провайдеры аэронавигационных услуг должны достичь целей SES 2.
Для авиакомпаний основной задачей было получение правительственной помощи с целью минимизировать потери, вызванные недавним длительным закрытием воздушного пространства. IATA привела цифры потерь: воздушные перевозчики потеряли 1,7 млрд долл. выручки, пик потерь составлял 400 млн долл. в день. Почти 10 млн пасс. не могли совершить запланированные поездки вследствие закрытия воздушного пространства, вызванного облаком пепла.
По данным Европейской ассоциации авиакомпаний (AEA), члены ассоциации выплатили около 200 млн евро за гостиницы/питание и на иные формы помощи пассажирам. С другой стороны, отрасль сохранила около 110 млн долл., которые были бы потрачены на топливо, если бы самолеты не были прикованы к земле.
Ни одна из ассоциаций и Еврокомиссия пока не представили оценок того, как потеря выручки и дополнительные расходы отразятся на операционных убытках отрасли. Lufthansa оценила отрицательный эффект на операционную выручку в сумму около 200 млн евро.
Каллас подчеркивает, что различные суммы убытков являются всего лишь оценками, а не подтвержденными значениями.
Однако авиакомпании недовольны направлением обсуждения финансовой помощи. AEA заявила, что встреча “мало ободрила авиакомпании” и призвала Еврокомиссию подготовить более полную оценку финансовых последствий перерыва в бизнесе к концу июня. Генеральный секретарь AEA Ульрих Шульте-Штратхаус говорит: “Авиакомпаниям должна быть предоставлена недискриминационная и справедливая компенсация за убытки, которые они понесли. Все заинтересованные стороны должны усовершенствовать процедуры”.
Еврокомиссия открыла дорогу для правительств, которые предоставляют государственную помощь авиакомпаниям, однако не будет этого делать на уровне всего Евросоюза. Тем не менее Брюссель настаивает на том, что любая помощь должна быть ограничена размером убытка от перерыва в бизнесе и что правительства, которые предоставляют помощь, должны предоставлять ее всем авиакомпаниям страны. Чиновник Евросоюза замечает, что национальные бюджеты находятся в стесненном финансовом положении, поэтому финансовые руководители неохотно предоставляют незначительную финансовую помощь авиакомпаниям.
Однако авиакомпании могут ожидать долгосрочного облегчения положения в области правил, относящихся к правам пассажиров, в особенности к затратам на “застрявших” пассажиров.
Управляющий директор Lufthansa Штефан Гемков говорит: “Мы против субсидий, однако весь ущерб должен быть возмещен”. Он указывает, что его компания заплатила за 8 тыс. гостиничных номеров и за другую помощь клиентам, даже несмотря на то что правила Евросоюза, относящиеся к правам пассажиров, четко не оговаривают такие случаи.
До закрытия воздушного пространства авиакомпании были озабочены тем, что правила, относящиеся к правам пассажиров, могут быть ужесточены, но теперь озабоченность перевозчиков может привлечь большее внимание.
Тем не менее вся ситуация затрагивает не только потери выручки, прямые операционные издержки и права пассажиров. Авиакомпании также озабочены долгосрочными финансовыми последствиями закрытия воздушного пространства. Если из-за перерыва в бизнесе, вызванного извержением вулкана, их полетная программа 2010 г. будет меньше, чем ожидалось, то база для бесплатных сертификатов схемы торговли выбросами (ETS) также снижается. В этом случае авиакомпаниям пришлось бы покупать еще больше дополнительных сертификатов, когда ETS будет введена в действие для авиакомпаний в 2012 г. Гемков потребовал, чтобы дни закрытия воздушного пространства были исключены из расчетов ETS. По оценке Lufthansa, каждый день, когда она не могла летать в апреле, стоил 5 млн евро дополнительных затрат на сертификаты. Цифры Air France — KLM и British Airways, вероятно, будут близки. Перевозчики на юге Европы понесли меньшие убытки, поскольку большая часть их воздушного пространства оставалась открытой.
Генеральный секретарь IATA Джованни Бизиньяни призывает к отсрочке введения в действие ETS. Однако европейский комиссар по вопросам климата Конни Хедегаард говорит: “IATA всегда выступала против этой части европейского законодательства, а сейчас они пытаются найти новый аргумент”.
Среди других мер, обсуждаемых вне Брюсселя, можно назвать призыв к разработке стратегии по управлению рисками, привносимыми вулканическим пеплом, которая должна быть представлена на собрании ICAO в сентябре и подразумевает, что Европейское агентство по безопасности авиационного транспорта EASA должно изучить воздействие вулканического пепла на воздушные суда и улучшить способность Европы оценивать степень рассеивания пепла. Министры планируют встретиться снова 24 июня и обсудить эту тему.
На основе радикально различающихся реакций отдельных стран уже было принято базовое решение о том, что закрытие воздушного пространства станет компетенцией Евроконтроля. В то время как некоторые страны оставили воздушное пространство открытым, другие страны его полностью закрыли, а третьи — ввели некоторые ограничения, но разрешили полеты при определенных условиях. Скоро будет установлен общий уровень концентрации пепла, он будет применяться по всей Европе. Пока Великобритания — единственная страна, которая ответила на призыв установить пределы концентрации. Эти уровни были введены в действие вскоре после событий, вызванных появлением 19 апреля облака вулканического пепла.

Читайте также:  Лизинг для выживания